2. 09.

Структурирование влиятельных групп политических элит происходит на суженном поле государственных институтов. Это обусловлено последствиями люмпенизации большинства населения страны, а затем и с отношением к гражданам только как к „ электората "- элемента (пусть и существенного) избирательных процедур. Считая себя выразителями интересов государства, политическая элита свои групповые и корпоративные интересы соотносит (или даже отождествляет) с государственными.
https://www.sdm16.ru/katalog/OborudovanieITehnika1/Oborudovanie/OborudovanieDlyaUborkiIKlininga/

Элитные группы рассматривают государство как инструмент решения существующих противоречий, институт, который способен выступить ведущим лидером многих общественных процессов. Возведение стержневых функций политического лидерства в отдельных элементов этого явления обусловливает недооценку универсального лидерского потенциала, сужение демократических форм правления, что может привести их вырождения в автократизм или охлократизм. Ведь политические силы, которые приходят к власти, формируют управленческие структуры различных уровней и масштабов (президентские, правительственные и т. д.), которые производят и осуществляют свою политику, которая, в свою очередь, становится средством этой власти. Универсальной свойством власти является ее функционирование не только в политических процессах, но и во всех сферах общественных отношений. Власти институциализуеться, оформляется в специализированных учреждениях, аппаратах управления и должностях, в иерархиях правящих сил и лиц. Проявление функций власти можно наблюдать не только в разных общественных сферах, но и на разных уровнях социальной структуры — общественной (который охватывает самые сложные социально-политические отношения); объединяющий коллективы и отношения в них (производственные и другие коллективы, союзы, общественные организации); индивидуальные (например, малые группы). Руководитель (управленец) должен обеспечить ресурсами и защитить политические решения, которые надо воплотить в жизнь в рамках процесса выполнения соответствующих функций. Учитывая такие ориентации, элитные группы интерпретируют характер функционирования всей системы общественных институтов, строят собственные модели политической и социального действия. Акцент на таком определении субъекта модернизации заранее существенно ограничивает представление о возможностях других институтов как влиятельных субъектов этого процесса. Нынешняя ситуация осложняется длительным, стойким противоборством между различными частями элитных группировок. Существенным элементом выступают позиции индустриальной элиты (которую, в основном, составляют влиятельные группы региональной элиты) и тех внеэлитных групп, которые она представляет. Усилия, направленные на улучшение институциональной среды в процессе модернизационного развития, по нашему мнению, должны способствовать формированию и утверждению общественно-политической идентичности. Она состоит лишь на достаточно высоких уровнях овладения политической сферой и является результатом согласования коллизий как общественного, экономического, так и культурно-исторического, политического развития. Ее составляющими являются осознание отдаленной цели и условий осуществления политики, окружающей культурно-исторической среды, цивилизации, а также понимание собственной историко-политической уникальности. Важным обстоятельством при формировании и продвижении в социальную реальность модернизационных ориентаций, инициированных элитными группами, является степень их сплоченности. Она характеризуется не только уровнем внутреннего согласования, но и социальной активности в утверждении собственного модернизационного проекта. Недостаточную согласованность плана действий между частями властных политических элит можно объяснить разной степени заинтересованности, принятие и понимание модернизационной цели, а также имеющимся потенциалом для ее воплощения. Поскольку цель (и результат) модернизации предусматривают, в первую очередь, изменения в самих действующих властных институтах. Какую именно цель будут реализовывать различные политические силы, зависит от актуальных для них общих целей-мотивов. Близость этих мотивов к стратегической цели приводит к ее определению (коррекции в политическом измерении различными группами элит) и означает принятие программы действий. Цели отдельных политических сил должны пересекаться с объективными целями модернизационного процесса, приобретая для них, таким образом, своеобразный смысла. В противном случае различия между целями определенными и фактически осуществляемыми приводит к тому, что цели модернизации минимализуються, а участие в ее процессе становится связанной (в лучшем случае) с переопределением общей стратегической цели. Вследствие этого происходит искривление и даже замещение цели модернизации. Но другая влиятельная группа трактует ее в удобном для себя смысле, тем самым переключая (направляя) свою деятельность на узкогрупповые (а не общественные) интересы. Общей закономерностью общественно-политической модернизации является то, что все ее аспекты (экономический, информационный, исторический, личностный и т. д.) охватывают политическую систему общества и требуют от нее гибкости, активности в развитии и образовании политической структуры (политического режима ), который будет обеспечивать политическую деятельность в направлении формирования культурно-национальной идентичности, которая ее координировать. Общественная модернизация, несмотря на разницу в конкретных политических системах, режимах, имеет целью формирование готовности общества к гармоничному развития (адаптации) в цивилизационном развитии, которое должно самостоятельно и качественно (адекватно) выполнять политические функции с оптимальными общественно политическими и социокультурными затратами. В структуре общественно-политической идентичности взаимодействуют образ идеального политического устройства страны и реальный образ политической системы и режима. Общественная модернизация позволяет ориентироваться в социально-политическом пространстве мира, максимально адекватно оценивать свои шансы, точно сопоставлять стратегии поиска и решения общественно-политических проблем, стратегии саморазвития политической системы и тому подобное.