24. 09.

Образцы в продвижении к политической свободы, примеры в борьбе за права и свободы среди иностранных государств и наций должны стимулировать творческую мысль украинской интеллигенции, вдохновлять украинских мещан и крестьян на активные действия на испытанной и успешно преодолены другими народами дороге исторического развития. Вместе с этим, Драгоманов призвал национальную интеллигенцию не пренебрегать собственным историческим опытом украинского народа, тем богатыми традициями, которые могли стать почвой для роста новых процессов в национальном движении к освобождению. Источниками новой национальной правосознания ученый считал, в частности, обычное право и призвал новые поколения отечественных интеллектуалов обратить пристальное, хотя и критическое внимание на эти традиционные основы новых движений в украинском народе.
здоровое питание

«Вот» народ ", мужики в своих первых потребностях веками приспособлялись, — напоминал Драгоманов, — и, конечно, произвели много разумного, рядом с глупым, без которого нельзя было обойтись там, где простого приспособления было мало ... В обычном праве мы получим зерна очень умных и справедливых взглядов на собственность, семью (жену, детей, законных и не законных и т. И.), Наследство и т. д., которым не успели подкосить феодализм, бюрократизм, католицизм и т. д., и которые должны ожить при новых движениях в интеллигенции ". Детальный осмотр национальных правовых традиций Драгоманов дал в брошюре, написанной вместе с М. Павликом «О вече». Прослеживая развитие государственного, публичного права, Дра гоманов приходил к выводу о неизбежности победы принципов свободного государства для свободного человека и считал, что только те политические и социальные сообщества имеют шанс на будущее, которые способны осу ваты преобразования, соответствующие этой магистральной тенденции ро зширення содержания и сферы действия свободы. Эту тенденцию Драгоманов рассматривал как ведущую, но не единственную, которая определяла сложную картину европейской политической истории. Вряд ли правильно будет оценивать драгомановского «расширенное» до уровня социальных требований толкование прав и свобод тем, что он. "Выступая за политические права и свободы, явно преувеличивал социально-политическое значение этого правового института... Рядом с искренним стремлением связать социальное и национальный вопрос в едином контексте политических преобразований, Драгоманов удачно вы користовував социальную мотивацию к борьбе за права человека и гражданина, за достижение политической свободы и под обзором на результативность, действенную силу такой социальной мотивации. Заметим, что Драгоманов анализировал перспективы политически — правового статуса Украины в условиях ее отсутствия государственности, раздела нации между империями. Поэтому о щим мотивом его обращений к перспективам государственно-правового этапа нации было отрицание существующих реалий, импульс борьбы за ты них. Это накладывало особый отпечаток на его теоретические начертания. Итак, ударение Драгомановим первоочередную необходимость завоевания политической свободы во всех его начертаниях политической программы для украинского и всероссийского движений было не случайным. Во-первых, он рассматривал борьбу за политическую свободу как средство консолидации широкого спектра политических сил в противостоянии с царским режимом, с абсолютизмом и имперской политикой Российской империи, программным лозунгом в дальнейшей демократизации политического строя Австро-Венгрии. Во-вторых, по его мнению, получение политической свободы — самое главное условие успешного национального возрождения Украинской. В-третьих, получение прав человека и гражданина в максимально возможном их объеме открывало дорогу национальном, социальном и политическом продвижения украинского народа среди других демократических и свободных наций Европы. Важная составляющая драгомановского теоретического наследия-попытка рассмотреть перспективу украинской нации не из борьбу за национальную государственность, а через создание условий для развития гражданского общества. Эта попытка перенести вопрос о суверенности нации в плоскость обеспечения суверенитета индивида, члена национального коллектива, свидетельствует как творческую смелость Драгоманова, так и то, что его концепция политической свободы все же таки была не столько "панацеей "для национального движения, сколько паллиативным решением задач украинского народа. Однако считаем, "и в таком виде задача первоочередного завоевания политической свободы соответствовало и потребностям, и настоящим возможностям украинской нации в контексте политической ситуации в Восточной Европе в конце XIX в. Среди принципов, на которых Драгоманов основания земли свои политические положения, особое место занимает принцип народного суверенитета котором он давал собственное толкование. Выкристаллизованный в полемике с русскими революционерами, прежде «народовольцами», это толкование интересно не только как продукт и орудие идеологической дискуссии. Оно характеризует политические взгляды ученого и общественного деятеля в целом. Он категорически не разделял концепций «народной воли», «народного самодержавия», «диктатуры большинства» и убедительно доказывал негативные последствия их воплощения в политическую практику. Исследователь отмечал, что старую идею народного самодержавия постигла судьба других самодержавия, духовных и светских, и заменилась идеей свободного государства, управляемого гражданами при общем контроле и общей участия в направлении общественных дел, с гарантиями свободы лиц и групп, а также политического меньшинства, — не говоря уже о распределении дел на местные и государственные, из которых каждый решают соответствующие круги населения. Итак, в отличие от классических западноевропейских концепций народного суверенитета, в частности Ж. Ж. Руссо, Драгоманов отмечал дифференцированности составляющих элементов суверенитета, пытался дать его определение через степень обеспеченности демократического процесса в государстве, исходя даже за пределы традиционной для политической мысли дихотомии «прямая — представительная демократия». Он неоднократно пытался эти две концепции представлениями о сбалансированной, эффективной системы управления государством, или, как он называл это, системой государственного самоуправления. Главное внимание ученый уделял контроля над государственными органами власти со стороны общественных институтов, в основном через реализацию принципа народного самоуправления. Драгоманов предпочитал такой системе власти, в которой государственные факторы ограничивались бы и контролировались институтами гражданского общества, а все составляющие политической системы вместе — выражали бы и воплощали интересы, волю не только нации вообще, но и граждан как настоящих носителей суверенитета государства .