24. 09.

Наряду с этим, применение понятия глокальности и ее степени (на практике это определяют как «индекс глобализации» государства) позволяет по определенным критериям определить потенциал государства во взаимодействии в определенных отраслях. В связи с этим прослеживается необходимость совершенствования статического представления иерархии с помощью динамической составляющей. В целом упомянутая классификации государств и их иерархия порожденные двумя главными факторами, которые мы уже отмечали: ограниченность ресурсов и внутренние обстоятельства для развития.
toplife

Первое понимаем как весь комплекс ресурсов, необходимых для жизнедеятельности общества и государства, а второе — это внутриполитические условия развития государства, национальное экономическое развитие, ситуация в обществе в целом. Что же касается средств достижения национальных интересов отдельным государством, то они базируются не только на осознании основных внутренних потребностей, но и на историческом опыте, традиции и тому подобное. В этой связи яркими примерами таких традиционных форм достижения национальных интересов дипломатия и военная сила. В условиях глобализации традиционные средства межгосударственного взаимодействия в свете их применения (по военной силы — сдерживание, запугивания, предупреждения) приобретают сложной многомерности. В течение ХХ века гонки вооружений стали одним из главных факторов, которые определяли природу взаимодействия между государствами. (Примеры: неконтролируемая милитаризация Германии была одной из предпосылок обеих Мировых войн, развитие и накопление стратегических ядерных вооружений сверхдержавами (США и СССР) определяли характер и условия соперничества; продажу оружия государствам-сателлитам в условиях биполярности для ведения «локальных войн» приводил к радикальному увеличению количества вооруженных конфликтов между локальными субъектами). Что касается дипломатии, то это практический способ взаимодействия между государствами в процессе исторического развития трансформировался на локальном, сублокальному, субглобальному и глобальном уровнях. В результате, наряду с другими, возник институт многосторонней дипломатии, в рамках которого выработаны новые методы дипломатического взаимодействия между государствами. Наряду с такими средствами важную роль играл, и теперь играет, институт товарно-денежных отношений, который получил сложных организационных форм. В результате частные транснациональные компании в ХХ веке стали активными факторами международных отношений. Все это лишь некоторые черты внешних изменений природы международных отношений. Логика же и закономерности их развития лежат в глубинной сущности общественно-политических и политических отношений в целом. Это и мировоззренческие и ценностные ориентиры политиков и народов (религии, идеологии и т. п.), это и природные и географические условия развития отдельных обществ. Учитывая указанное, в исследовании природы современной глобальной системы международных отношений необходимо учитывать аспекты, которые лежат в пространственно-структурном измерении системы (элементы системы, структура) и функциональном измерении (среда международных отношений, устойчивость их системы и характер н "связей между ее элементами). Наряду с другими, одним из функциональных измерений международной системы являются властные отношения. Это явление проявляется в достижении государством своих интересов путем воздействия на другое государство дипломатическими, экономическими, военными и другими средствами. Возможности для такого давления лежат в плоскости разного уровня развития государств, их политической и военной потенциала и взаимозависимости в экономической плоскости. В этом контексте исследователи международных отношений выделяют следующие типы властного контроля в международной жизни, как имперский, биполярный и баланс сил. Первый и второй — глобальный уровень контроля, последний — особая форма глобального контроля, при котором важную роль играют так называемые «глокальном» государства, то есть государства, которые влияют на среду, но не на систему в целом. Появление властного контроля в международных отношениях свидетельствует, что в историческом развитии отношения между государствами получили такого уровня интенсивности, когда поведение отдельных субъектов теряет самостоятельный характер и находится под влиянием других. Учитывая указанное, обобщение информации о нынешнем состоянии международных отношений (политические, военно-политические и экономические отношения) и выработки целостного представления об их природе требует анализа динамики, принципов и закономерностей такого взаимодействия в комплексе. Следовательно, возникает необходимость выяснить логику динамического развития системы международных отношений в целом. Эта система в процессе исторического развития приобретала черты сложной динамической системы. Принципиально важным здесь является определение системы международных отношений как сложной динамической системы — как объекта или процесса, для которого однозначно определено понятие состояния, с помощью которого описываются изменения первоначального состояния во времени. Одним из элементов анализа природы такой сложной динамической системы (системы международных отношений) является учет главных аспектов процесса осложнения политической системы и политического пространства в целом. Литература 1. Современные международные отношения: Учебник / Д. В. Алгульян, Е. П. Бажанов, В. Г. Барановский и др.; Под ред. А. В.Торкунов. — М .: РОССПЭН, 1999. — 583 с. 2. Мировая политика и международные отношения в 1990-е годы: взгляды американских и французких исследователей / Под ред. М. М. Лебедевой и П. А. Цыганкова. — М.: Московский общественный научный фонд, 2001. — С. 15. 3. Парсонс Т. Система координат действия и общая теория систем действия: культура, личность и место социальных систем // Американская социологическая мысль. — М., 1996. — С. 462 — 478. 4. Там же. 5. Парсонс Т. Система координат действия и общая теория систем действия: культура, личность и место социальных систем // Американская социологическая мысль. М., — 1996. — С. 462 — 478. 6. Easton D. A systems analysis of political life. — Chicago: University of Chicago Press, 1979. — 507 p. 7. Цыганков П. А. Международные отношения: Учеб. пособие / Ин-т «Открытое о-во». — М .: Новая шк., 1996. — С. 133 — 317 с. 8. Bertalanffy L. General system theory; foundations, development, applications. — New York, G. Braziller, 1969, 1968. — (289 p.) — Р. 5. 9. Месарович М., Мако Д., Тахакара И. Теория иерархических многоуровневых систем. — М .: Мир, 1973. — (342 с.) — С. 56. 10. Коппель А. А., Пархомчук А. С. Международные системы. Мировая политика. — К .: ФАДА, ЛТД, 2001. — (224 с.) — С. 9. 11 12. Цыганков П. А. Международные отношения: Учеб. пособие / Ин-т «Открытое о-во». — М .: Новая шк., 1996. — (317 с.) — С. 139. 13. Коппель А. А., Пархомчук А. С. Международные системы. Мировая политика. — К .: ФАДА, ЛТД, 2001. — (224 с.) — С. 9. 14