24. 09.

По нашему мнению, эта дилемма лежит в основе заключения, к которому пришли некоторые современные исследователи: сложность комплексного анализа тенденций и закономерностей развития международных отношений объясняется тем, что еще не существует целостной науки о внешней политике и международных отношениях. Это, в частности, обусловливает неспособность существующих теорий объяснить глубинную сущность процессов, которые происходят на современном этапе, и спрогнозировать развитие международных отношений в целом. Учитывая то, что политические отношения тесно переплетаются с экономическими и социокультурными сферами деятельности, их теоретическое осмысление путем обобщения знаний только о природе политических отношений на локальном и глобальном уровнях носит искусственный характер. В этом контексте следует добавить, что научная теория, в нашем случае — теория международных отношений, в соответствии с методологических подходов Т. Парсонса, в классическом понимании должно базироваться на анализе одинаковых элементов системы в рамках идентичных эмпирических процессов.
как убрать живот

Это необходимо для выявления закономерностей динамики развития системы. Однако, существуют одинаковые элементы в системе международных отношений? Этот вопрос встает еще острее при росте темпов социальных, политических и экономических изменений, в результате чего усиливается асимметричность в развитии составляющих системы, и развитие международных отношений, в частности их субъектов, приобретает непредсказуемого и разновекторного характера. В связи с этим, проблема заключается еще и потому, что развитие теории международных отношений не может происходить традиционным путем установления или расширения границ эмпирического охвата. Причина такой ситуации заключается в методологических ограничениях теории международных отношений, которые приводят к фрагментарности эмпирического материала и, соответственно, с различными подходами и невозможности целостного видения предмета исследования. В такой ситуации возникает опасность потери системности теории и ее практического применения. В то же время следует отметить, что в научной литературе можно выделить несколько направлений исследования международных отношений: исторический, политологический и социологический, которые имеют существенные отличия в подходах и методах анализа и обобщения существующего эмпирического материала. Что же касается политологического анализа поведения государства в контексте глобализации, то выяснение современного состояния политических систем (простых — государства, и сложной — система международных отношений), логики их развития в макрополитическом уровне, то он осуществляется преимущественно на основе детерминированным подхода. А это значительно сужает возможности альтернативного осмысления и объективного анализа международных отношений. Итак, возникает необходимость использования опыта и методологической базы междисциплинарных исследований с применением синергетического, цивилизационного и миросистемного подходов, которые позволяют обобщить весь комплекс вопросов, связанных с функционированием обществ в глобальном контексте и их динамическую природу развития. Стоит отметить, что международные отношения в результате глобализации приобрели высокого уровня системности. В этом контексте применения системного подхода позволяет выяснить основные принципы взаимодействия субъектов международных отношений, архитектуру их взаимовлияния и возможные тенденции дальнейшего развития. Таким образом, закономерности становления и развития системы международных отношений, как совокупности устойчивых, упорядоченных связей между составляющими, можно рассматривать как главный источник информации о природе международных отношений в контексте глобализации. По нашему мнению, наиболее эффективным из существующих подходов является рассмотрение современной международной политической системы на основе разработок Т. Парсонса и Д. Истона. На этой основе современную систему международных отношений можно определить как совокупность отношений взаимодействия между «простыми» политическими системами (государствами), которые, в свою очередь, является совокупностями отношений, находящихся в постоянном взаимодействии со своим внешней средой через механизмы «входов» и "выходов ". На «входах» элемент сложной системы получает извне импульсы, сигналы, ресурсы, встречается с вызовами, которые угрожают ее целостности. Источником «требований», которые являются одним из видов системных вызовов, стоящих, с одной стороны, составляющие ее внутренней среды (экологическая, биологическая, личностные и социальные системы), с другой стороны — внешняя среда (международно-политические, международно-экологические и международные социальные системы). Все «требования», поступающих на «входы» по глобальному внешней среды, перерабатываются внутри политической системы путем реагирования всех ее элементов и вызывают ее совокупную реакцию, с помощью которой она адаптируется к среде. На «выходах» такая реакция принимает форму политических действий, правительственных актов и мероприятий и тому подобное. В свою очередь, эта обратная реакция системы является началом нового цикла ее взаимодействия со средой, способствует изменениям во внешней среде, которое продуцирует следующие «требования». Таким образом, этот подход позволяет выработать модель системы международных отношений как целостного организма, элементы которого постоянно взаимодействуют с внешней средой и непрерывно «выверяют» свои «ответы» с состоянием системы и реакцией других элементов. Этот подход, несмотря на критику некоторых исследователей, позволяет сформулировать предположение, что поведение субъектов международных отношений, наряду с внутренними факторами, определяется характером отношений в системе в целом (средой). Таким образом, давление внешней среды на определенном этапе развития системы является определяющим в формировании поведения субъекта и его развития в целом. Система, достигая определенного уровня развития (целостности), начинает самоорганизовываться и функционировать по своим законам. Примерами такой самоорганизации в практической плоскости являются поиски государствами оптимального диалога с ведущими игроками на международной арене. Итак, государства, в силу объективных обстоятельств, вынуждены перестраивать свои отношения с соседями и внутренние процессы для того, чтобы поддерживать продуктивный диалог. Основываясь на такой модели, можно сделать вывод, что международные отношения в условиях глобализации получили сложной динамической природы и возникновение системы международных отношений можно рассматривать как высшую форму организации отношений между субъектами в едином жизненном пространстве, которые, по моделью Л. Берталанфи, находятся во взаимодействии. Учитывая, что формирование системы международных отношений в контексте глобализации имеет достаточно сложную и многомерную природу, следует отметить, что, с точки зрения общей теории систем, сложную систему, которой является система международных отношений, невозможно описать точно и подробно, что, собственно говоря, следует уже по определению такой системы. Основная дилемма состоит в выработке компромисса между простотой описания, что является одной из предпосылок понимания природы международных отношений и необходимостью учета многочисленных поведенческих (т. е. типа вход — выход) характеристик сложной системы. Решение этой дилеммы путем применения классического системного подхода заключается в определении иерархии системы. Таким образом, модель сложной системы формируется на основе совокупности моделей, каждая из которых описывает поведение системы с точки зрения различных уровней абстрагирования. В этом случае за иерархию субъекты международных отношений (государства) можно определить как локальные, глокальном, субглокальни и глобальные. Такой подход можно синхронизировать с подходом И. Луарда, который разделял государства на микро — государства, малые, средние, большие государства и сверхдержавы. Однако применение классификации государств именно от локального к глобальному позволяет определить, с одной стороны, позиционирование вектора развития (внутренний — внешний), выявить потенциальный и фактический уровень взаимодействия с окружением (локальный — глокальном, глобальный), степень взаимодействия государства с окружением (глокальном — глобальный).